skip to content

Мысли бездомного котенка

До чего же мерзкая сегодня погода. Моросит с утра, лапы уже околели. А это только начало осени. Между прочим первой в моей жизни. А жрать-то как хочется, аж желудок сводит, тот самый, который меньше наперстка. Только он скоро меньше булавочной головки станет. Хотя я по идее не знаю, что такое и то и другое. Но не суть. Будем считать что я образованый котик. Хотя какое тут к псам образование, если все, что я вижу на белом свете, — это ноги прохожих, злющие псы, и эта долбаная ворона, которая битый час уже доклевывает остатки курицы из объедков кафешки, возле которой я собственно и обитаю. А пока, видимо, эта треклятая птица никуда улетать не собирается (птичий грипп ее разбери), можно и на голодный желудок предаться размышлениям о превратностях судьбы. Ведь будь я обычный дворовый кошак, так воспринимал все это скорее всего совершенно спокойно. Потому что ничего другого и не знал в своей жизни. Так нет же. Угораздила ведь судьба меня уродиться во вполне свиду благополучной семье. Мама кошка, братья и сестры тоже вполне себе. И я урод полосатый.

Великий кошачий Боже! Ну почему тебе приспичело создать меня именно "Таким миленьким пусыстеньким полосатиком!"... Как вы думаете, чьи это слова? Правильно. Моей бывшей, с позволения сказать, хозяйки. Дура малолетняя. Семнадцать лет, а ума как у кошки. И такое же либидо (тьфу, опять умное слово). Увидела меня у ветеринара и давай хныкать своей мамаше: "Давай возьмем, он такой..." и далее по тексту. Лучше бы меня сразу утопили. Ну хозяйка моей мамаши щедрая от избытка чувств по поводу такого события (роды любимца, как я понял, зачастую проходят в более праздничной обстановке чем роды любимой дочери) и всучила меня этой идиотке размазюканой. Это я ее щас так называю. А тогда, как только подрос и мяукать по-нормальному научился, я вне себя от счастья был. Жилье наше на первом этаже располагалось и под окном полно бездомного брата шлялось. Так что после первого же сеанса общения все иллюзии о том, что мир теплый и уютный и ограничивается стенами квартиры, рассеялись. И я был рад своей судьбе и хозяйку свою даже любил, дурак наивный. Молоко, ласка, а постоянные "уси-пуси" можно было и потерпеть. Вот только если их не устраивало сразу по пять ее подружек.

В общем все это блаженство продолжалась до тех пор пока это чудо, вдруг, не подхватило какую-то заразу в виде красной сыпи на морде лица. Вы спросите какая связь? А вот ее мамаша нашла. Связь. Между сыпью и моей персоной. Припомнив наверняка какую-то жутко дорогую хрустальную вазу, которую я, будучи еще совсем малышом месяца два тому назад раскокал по неосторожности. В общем после соплей, слюней, попыток всучить меня подружкам и даже двухнедельного житья на квартире у какого-то мужика (воняющего куревом, пивом и с такой же красной сыпью, только не на морде, а на задних лапах, в районе... ну вы поняли), в итоге я оказался тривиально на тротуаре. Где и живу до сих пор. Пока не сожрали. Вот сейчас этой каракатице пернатой надоест, она оставит эту кость в покое и я пойду пожру.

Хотя... Опа! А не хозяйка ли моя бывшая топает? Хотя нет. Обознатки. Та высокая была. И рыжая. А эта крашеная и я